Американцы как советские дети

Depositphotos_11843811_s800_1

Комментарии к статье Василия Тюнина «Американцы думают так же, как советские дети 30 лет назад»  http://worldcrisis.ru/crisis/1977412

Г-н Тюнин пытается  разрушить некоторые привычные  стереотипы, предлагая взглянуть на мир, как он есть  «с точки зрения человека, имеющего возможность сравнить».

В.Тюнин довольно живо передает обыденные впечатления от зарубежных поездок простого обывателя, не сильно замороченного политикой, напрямую обращаясь к чувствам читателя.  Взгляд путешественника  постоянно натыкается  на очевидную  и относительную бедность обыденной жизни в  США и в странах Европы. Прием, который использован в статье,   можно смело назвать пафосом. Как замечает Аристотель, используя пафос, автор или оратор должен вызвать у аудитории нужные чувства, при этом, не открывая до конца собственные.

«Одним из самых потрясающих открытий является то, что американцы зачастую бедны. У США есть деньги на военный бюджет и высокие небоскребы. Для получения европейского (то есть, например, российского) уровня – от еды до жилья – придется переплатить за пару ступенек социальной лестницы …  в США посредственная и зачастую убогая среда обитания… За исключением некоторых регионов Европы … бедность – характерная черта Запада… С деньгами везде неплохо. Правда, в США неплохо с большим количеством денег. Приличный стейк подадут только в очень дорогом (по европейским меркам) ресторане. Но в целом я не вижу никакого системного преимущества в уровне комфортности жизни Запада перед Россией. А по многим параметрам и для многих регионов сравнение вообще однозначно в пользу нашей страны»/конец цитаты.

Мнение  Василия Тюнина   нельзя признать беспристрастным. Отнюдь. Представления его отягощены  знакомой с детства дихотомией «у них — у нас». Кажется,   не отучимся противопоставлять    «А у нас в квартире газ», или, если брать шире —  «За границей грибных лесов нет».  Хотя, справедливости ради стоит отметить:  гордость типа «Мой папа — самый сильный, а мама — самая красивая», вообще характерна для детского сознания. В ней нет, по моему разумению,  ничего  русского или немецкого.   Так же, как независимо от  национальной принадлежности, места и времени проживания, самоидентичность  молодого человека, только-только одолевшего трудности пубертатного периода,  бывает, изливается силой, бьет через край  безудержным бахвальством: «Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза».

«Какой темперамент! – воскликнули бы наши друзья, — Как  гордятся люди своей  страной». Недруги, напротив, заклеймили бы Владимира Владимировича же, но Маяковского как апологета советской пропаганды:  «Маяковский? Отребье великоросского шовинизма!»

Да, и упоминание Тюниным «приличного стейка» говорит о том, что о глубине культурного слоя мы  норовим судить по общепиту. Так батюшка Василий (Ермаков), настоятель Серафимовского храма в Петербурге перед Великим постом,  увещевал, бывало, пожилых прихожанок, испрашивающих благословить на послабление: «Нас с тобой  в «вечный покой»  опустят скоро, а  ты,  душа моя,  всё  о ядле да о ядле.  Никак на том свете говеть  собралась».

Можно привычно сетовать на асоциальную инфантильность и подростковую агрессивность американцев как сравнительно молодой нации,  восклицая, всякий раз,  как и в случае  демократии по-украински: «Вони ж як дiти!»

Однако  в деле с Соединенными Штатами речь идет о представлениях  вполне  взрослых людей. Граждане, проживающие на  территории от одного побережья  до другого побережья северных американских штатов, по мнению г-на Тюнина, абсолютно уверены в собственном превосходстве и исключительности.

Мы же, русские, с давних времен, в особенности, в подпитии, замечены в том, что принимаемся костерить всё своё, родное, на чём свет стоит, выказывая всяческое преклонение  перед заграничным. И вдруг,  ни с того, ни с сего  под труднопереводимым на другие языки названием «шапкозакидательство»: «Да мы их! Пусть только сунутся. Огребут по полной, мало не покажется».

«Ностальгическим воспоминаниям о  счастливом советском детстве можно найти живой отклик и сегодня, полагает автор публикации,   но не у нас: «А думают они ровно то же самое, что думали советские дети тридцать лет назад. «Вот повезло же нам жить в самой прогрессивной стране, вести человечество в будущее, а каково там беднягам, которые в отсталых странах мучаются»/конец цитаты.

Статья содержит не только впечатления автора, но и любопытную интерпретацию таких понятий как демократичность  или субъект конкуренции:

«У нас нет никакой нужды дискредитировать демократию или испытывать какие-то комплексы по поводу собственной демократичности. СССР, что бы кто ни говорил, был гораздо ближе к понятию демократии, чем западные страны. В частности, перестройка и все преобразования прошли в рамках абсолютно демократических процедур. Когда народ, реальное большинство, захотело преобразований – и оно их осуществило. Тихо и, можно сказать, мирно. Насколько народ смог эти самые преобразования контролировать и направлять – это другой вопрос»/конец цитаты.

Основной месседж  данной публикации, на мой взгляд, состоит в следующем. Необходимо  отказаться от любой химеры, затуманивающей ясность сознания. К химерам следует отнести все, что рассказывают об общих европейских ценностях, представления о  США как оплоте демократии во всем мире,  о Западном мире как Земли обетованной,  существование вообще Запада.

«Это вообще замечательный перевертыш, как быстро и полно мышление и пропаганда Запада стали абсолютно советскими. Интересный ведь факт, что Оруэлл писал «1984» все же не про Советский Союз, а про родную Британию. И попал в точку… То есть по факту наши демократические традиции гораздо более развиты, широки и глубоки. Нам не стоит отрекаться от демократии под предлогом того, что это дьявольское отродье Запада. Вовсе нет. А Запада, на самом деле, тоже фактически не существует, за исключением политической абстракции. Есть очень разные по традициям, укладу, экономике и культуре страны»/конец цитаты.

Следует признать тот факт, что не существует и Русского  мира как живого единого организма.     Во всяком случае, в пределах федерации или союза государств, равно как и мощной идеологии  или  культурного движения. Не станем же мы всерьез уповать на Фонд «Русский мир»  (В.А. Никонов) или проекты ФА «Россотрудничество».  Другое дело,  состоятельность Русского мира как единой культуры, пространства  языка, «обетования» языковой личности.

Тут, по нашему мнению,  в самый раз напомнить городу и миру о времени и месте гибели «вечерних земель» Освальда Шпенглера. Как известно,  «Закат Европы» Освальда Шпенглера содержит  описание  восьми  мировых культур.  Среди  них — западная культура,  субъектом которой, согласно Шпенглеру, является фаустовский  тип человека.  Победа любой ценой —  главный  принцип людей западной культуры. Фауст идет на сделку с дьяволом, после того, как ему кажется,  он исчерпал всё, что попробовал предпринять  в жизни прежде. Ни вера в Бога, ни наука  не  дали Фаусту  полного знания о мире и желаемой свободы управлять по собственному разумению.  Освальд Шпенглер, на наш взгляд, не осуждает никого из живущих  (и даже воюющих),  не усматривая в скорой  гибели, к примеру,  Abendlandes, расплаты за её порочные принципы действия, или наказанье Господне за дерзание познать собственную предельность.

Каждый тип культуры, по Шпенглеру,    отличается своеобразием своей  «души». Она уникальна по месту  и времени своего рождения, становления и умирания.    Её смерть  необратима, поскольку культура — это живой организм. В отличие от культурной  самобытности, единичности, индивидуальности, любая цивилизация — это универсальная, мультиплицируемая, «дивидуальная» организация. По этой причине цивилизация может быть устроена где угодно. Цивилизация ничего не порождает. Цивилизация выпускает товары, копии, симулякры и прочее псевдо.

Представляется, что ближе к осени 1945 года западная культура избавилась  от чувства исключительности и превосходства  над  другими странами. Возможно, в этом состояло предназначение, выполненное Освальдом Шпенглером — школьным учителем без ученой степени. Пусть  у него и в мыслях не было воображать себя мессией.

Der Untergang des Abendlandes опубликован  в 1918 году   (слово  Untergang имеет несколько значений:  гибель, падение, сумерки, заход, закат).  На русском первый том появился в 1923, второй  — лишь в 1993 году.  Первоначально название книги Шпенглера было переведено  как «Закат Европы». В зависимости от контекста, существуют различные варианты перевода слова  Abendlandes, в том числе   поэтические:   Вечерние земли, Западная страна, Запад. В  2009 году  появился  двухтомный перевод Шпенглера под новым названием «Закат Западного мира».

Минуло почти целое столетие  с той поры,  как Освальд Шпенглер засвидетельствовал гибель  Вечерних земель.  Самоназвание  Закат Западного мира характеризует состояние цивилизации Запада, а не западной культуры. Согласно теории  Шпенглера, европейская культура закатилась, хотя попытки восстановить так называемое былое величие Запада, продолжаются. Никакое произвольное расширение   культуры  западного   или восточного  типа на цивилизацию невозможно.

Уместно  будет сослаться на статью Владимира Путина, произведшую в западных СМИ эффект разорвавшейся бомбы. Статья появилась   в номере New York Times от  09/11/13.   В день очередной годовщины теракта  в  своей статье   президент России  напомнил миру: «Очень опасно закладывать в головы людей идею об их исключительности»/конец цитаты.

Настораживает, что попытки силового вмешательства в различные внутренние конфликты становятся для США обычным делом. Возникает вопрос: отвечает ли это долгосрочным интересам самих Соединенных Штатов? Сомневаюсь. Ведь в сознании миллионов людей на планете Америка все чаще воспринимается не как образец демократии, а как игрок, который делает ставку исключительно на грубую силу, сколачивая под конкретную ситуацию коалиции с лозунгом: «Кто не с нами — тот против нас».

В заключение  Василий  Тюнин указывает на некоторые основания для сдержанного оптимизма. Стоит лишь оглядеться окрест, как сразу же становится очевидным:

«… Запад нам не враг. Недруг и не партнер… У них действительно «ничего личного, только бизнес». Они просто конкурируют и пытаются доминировать… У них действительно узкий клуб (абсолютно в рамках их традиций понимания демократии), и всякое «общемировое» они понимают как подчинение им в достаточно глобальных масштабах, а вовсе не как расширение круга «управляющих акционеров» или «партнеров». Неподчинение они рассматривают как вызов и будут с ним бороться. Но пока еще это не тянет на понятие «враг» и не требует сражения»/конец цитаты.

Добавлю и от себя несколько вопросов. Каков же он — мир вокруг нас со всех четырех сторон света?  Кем нам приходятся те, кто живет западнее линии соприкосновения ополченцев ЛНР-ДНР с формированиями разной принадлежности? А восточнее границы РФ  —  всех, кого принято считать Востоком, (Дальним или Ближним — без разницы),    кем они нам приходятся? Например, все кто восточнее острова Русский? Кто  есть who из проживающих  севернее российской границ — на территории Норвегии, Канады, США? А кто не с нами южнее Краснодарского края и  полуострова Крым, все ли они против нас?

Если наши близкие соседи и дальние  — с  запада и востока, с севера и юга — не враги, не друзья и не партнеры, то кто же они нам?  Следуя логике автора статьи,  все очень просто.  Весь  мир  вокруг, все ОНИ  (без исключения) —  конкуренты нам.  При этом особое умение требуется, чтобы различать среди их множества именно своих конкурентов,   определить самых  главных наших субъектов конкуренции. Однако к не менее трагическим заблуждениям подчас приводят ошибочные представления о том, ЧТО на самом деле является своим объектом конкурентной борьбы и ЗА ЧТО конкретно сражается с нами противник.

 Конкуренты склонны приписывать объекту конкуренции противной стороны свои собственные ценности. Другими словами, конкурентам вообще свойственно ошибочно наделять  статусом объекта конкуренции те ресурсы, которые  его противнику по конкурентной борьбе и даром не нужны. В психологии этот механизм известен под названием «проекция».

Вот  совсем свежий пример. На основе данных нескольких опросов накануне дня тишины — за сутки до проведения референдума в Греции,  был составлен неверный прогноз, а именно:  ожидалось, что ответы участников референдума  «нет» и «да» соглашению с кредиторами будут  отличаться в среднем по стране   не более чем на три пункта.  Так, по данным опроса, проведенного службой исследования общественного мнения Marc, за вариант «нет» проголосовали от 49,5% до 54% греков. В поддержку условий кредиторов высказались от 45,5% до 50,5% голосовавших. Погрешность опроса составляет 2,5%. А оказалось, что на референдуме против соглашения с кредиторами ЕС проголосовало 61,31%, в их поддержку высказались 38,69% процента участников референдума. Ученые ошиблись как минимум  на 12%.

Сравнительный анализ данных нескольких служб опросов общественного мнения и результатов референдума  позволяет отметить существенные различия между моделью  социальной реальности  и самой социальной реальностью. Данные опроса  свидетельствуют, возможно, о невысокой прогностической ценности  метода исследования. Впрочем, проблему   валидности измерений необходимо рассмотреть отдельно. Пока мы ограничимся утверждением самого общего характера: научные эксперты подвержены воздействию предубеждений, установок, стереотипов, как и все  другие люди. Следует учесть тот факт, что независимых экспертов не существуют  по определению, что также является самостоятельной темой осмысления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *