Идиотизм

стр. 7

Мир идиотизма — это, прежде всего знаковая система, мир симулякров и медиа копий, где всё повторяется, где одни и те же мифы и метафоры реализуются снова и снова, где нет событий, а есть только информационные поводы. В этом мире любые идеологии модерна: национализм, фашизм, коммунизм проявляют себя как симулякры, которые могут быть не менее трагичны и жестоки, чем их оригиналы. Примером служит симуляция национализма в исполнении преступника «русского националиста» Артура Рыно, чукчи по рождению, и его подельника поляка Скачевского, которые убили в Москве 37 «приезжих нерусских».

Идиот отнюдь человек не творческий. Он даже антитворец. Люди создающие «контент» или «продукт» — это в основном представители проигравшей парадигмы модерна. Идиот использует произведения, а не создает их. Творческий труд становится презираемым, как когда-то при парадигме традиции художники, музыканты и артисты являлись изгоями, в лучшем случае слугами аристократов.

Идиот, будучи отдельным, не способен производить новые искусственные предметы, требующие коллективного труда. Этим производством заняты автоматы, роботы и киборги, которые, в свою очередь, не способны к полноценному творчеству. Отсюда следует, что развитие науки и техники модерна приостановится на некотором уровне, достаточном для существования идиотов.

Созидающей фигурой в период идиотической парадигмы является семиург. В мире, где означающего и означаемого нет, а есть только знаки, созидательная деятельность сводится к созданию новых знаков — к знакотворчеству или семиургии (semiurgy).

Семиурги принадлежат к элите идиотического мира. Они производят первичные симулякры для потребления идиотами, которые в свою очередь трансформируют их в собственные производные симулякры. Таким образом, сколько идиотических сознаний, столько и порожденных им симулякров. При идиотизме увеличивается не численность людей — человек-идиот всегда один в центре, а множатся симулякры — их миллиарды и их производство почти не требует затрат.

Семиург играет в идиотизме ту же движущую роль, что и интеллектуал или ученый модерна, но качественно отличен от них, свободой от моральных, этических и эстетических проблем. Он не занят поиском смысла жизни и бытия. Он не ищет истины и какого-либо смысла, он оперирует ими, одновременно отстраняясь от них. Семиурга интересует не суть истины, а, как и кем, она открыта, при каких условиях, как ею пользоваться. Сами смыслы и истины ему безразличны, он их не открывает, а манипулирует ими, трансформирует, копирует, производит из них симулякры, чем подчас искажает содержание и смысл самой истины до неузнаваемости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *