Идиотизм

стр. 8

Принципиальное отличие семиурга от интеллектуала становится особенно явным при попытках современной интеллигенции проявить себе в виртуальном пространстве. Здесь её надежды на свободу самовыражения разбиваются о невидимую стену парадигмальной границы между модерном и идиотизмом. Оказалось, что в интернете приживаются отнюдь не те произведения, которых ждёт интеллигенция — не познавательные и высокохудожественные книги, статьи, фильмы, радио и телепередачи. Среда интернета не порождает того, что всю эпоху модерна ждали от публичного высказывания – содержания, здесь нет запроса на какую-либо оригинальную или просто критическую мысль. Виртуальное генерирует иные формы, с точки зрения модерна, бессмысленные и бессодержательные — блоги, твиты, компьютерные игры, контент соцсетей, мелкое видео со своим идиотским содержанием. Интеллигенцию раздражают как само содержание интернета, которое она считает мусором, так и его знаковые личности — семиурги постмодерна и наступающего идиотизма. Кроме того, интеллектуал злится на себя и винит интернет в том, что все его претензии на виртуальное творчество заканчиваются безвкусицей и мелкомыслием. Идиотизм дробит и делает пустячной любую залетевшую в его пространство мысль, какой бы крупной и даже гениальной она ни была. Все попытки содержательно творить в виртуальном мире сводятся к пародии, или, в лучшем случае, к симулякру.

Симулякр – это не идея, не знак, не предмет и не товар экономики модерна. Симулякрами, как товаром, может оперировать только виртуальная, или шире, идиотическая экономика, примером которой является рынок финансовых деривативов, вызывающий недоумение и ненависть у приверженцев реального производства. Предприниматель и менеджер эпохи модерна не может поверить, что эти симулякры уже сегодня по объему в десятки, раз превысили весь возможный рынок товаров модерна. Так уже в 2011 году рынок деривативных продуктов дорос до $1200 трлн., притом что весь мировая валовый продукт этого года оценивался в $70 трлн.

Аналогичные парадигмальные перемены в экономике уже происходили. Так бурное развитие промышленного производства в период модерна свело к минимуму значение аграрного сектора, когда-то основы экономики традиции. Так и сегодня при переходе от модерна к идиотизму стоимость промышленного и сельскохозяйственного производства относительно объема сервисного, информационного и финансового секторов экономики сокращается ускоренными темпами до пренебрежительно малой величины. Вещи, в первую очередь искусственно созданные, трансформируются в вибрацию виртуальных денег. «Мир втягивается; и вещи, со своей стороны, делают то же самое, причем их существование все больше перемещается в вибрацию денег и там развивает своего рода духовность, которая уже, сейчас превосходит их ощутимую реальность». На эти пророческие слова Рильке (письмо из Дуино от 1 марта 1912 года) обратил внимание Хайдеггер в работе «К чему поэты?» («Wozu Dichter?», Heidegger M. Holzwege. Gesamtausgabe. Frankfurt am Mein: Vittorio Klosterman).

В своем, все возрастающем доминировании, экономика симулякров не ставит целью разрушение производства «реальных» товаров. Также как индустриализация в период модерна не уничтожила традиционное сельское хозяйство. Но постепенно, пережив ряд потрясений и кризисов, промышленный и аграрный сектор будет вытеснен в некую экономическую резервацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *