Парадигмальный интеррегнум

Evernote Camera Roll 20140427 125927Парадигмальный интеррегнум (лат. iterregnum — междуцарствие) — это переходный период между рядоположенными в Четверице парадигмами. Это время смены парадигм, когда структура отношения человека и бытия, определяется влиянием не только доминирующей стороны Четверицы, а является результирующим воздействием, в первую очередь, двух соседних сторон Geviert’a: утрачивающей свое доминирование, и той, что идет ей на смену. При этом разнополярное влияние соседних сторон приводит к их взаимному ослаблению, что позволяет ярко проявиться характерным особенностям  других сторон Четверицы.

В период интеррегнума текущее парадигмальное состояние  всего человечества, общества  и отдельной личности определяется суперпозицией одновременного влияния различных парадигм. Интеррегнуму свойственны люди «без свойств» и проживание представителей всех четырех парадигм: модернистов, традиционалистов, идиотических и архаических людей, а также параллельное существование политических, экономических и культурных институтов, относящихся к различным парадигмальным эпохам.

В период интеррегнума уходящая парадигма, ощущая свою дряхлость, вынуждена терпеть, не только представителей ушедших эпох, но и появление людей и социальных структур, новой, набирающей силу парадигмы. Как образно сказал Мартин Хайдеггер: «Кулисы мирового театра какое-то время еще могут оставаться прежними, но пьеса уже иная» (Хайдеггер М. «Ницше», том 2, гл. 5. Европейский нигилизм, с. 13). После прохождения точки парадигмальной сингулярности, этот социальный коктейль закручивается в противоположную сторону, и тогда уже актеры уходящей парадигмы продолжают играть свою старую пьесу на фоне новых парадигмальных декораций, делая вид, что не замечают роковых для них изменений.

Исходя из этого, становиться понятной парадигмальная суть Возрождения – периода интеррегнума, замешенного на  основных чертах традиции и модерна с добавлением в этот винегрет острых приправ от архаики и идиотизма. Так в период Возрождения произошла попытка соединить науку с традиционной религиозной догматикой, добавив немного архаической магии и субъективного идиотизма. Невозможность такого сосуществования научного знания и божественного откровения,  затем становится очевидной. В период Просвещения стало достаточно мало-мальски критического взгляда на такое химерическое богословие, чтобы понять всю искусственность соединения разума и веры.

Надо обратить внимание на постоянное  обращение ярких представителей Возрождения к культуре античности, точнее Эллинству – также парадигмальному интеррегнуму — периоду перехода от архаики к традиции. Это внимание к давно прошедшей культуре объясняется ещё недостаточной проявленностью наступающей парадигмы модерна, на фоне нарастающего отрицания, так называемого, «средневекового невежества». В последующем для людей модерна любое проявление уходящей традиции всегда будет мракобесием и отсталостью.

В период парадигмального интеррегнума мир теряет прежние ценности, но в то же время формулирует новые. Взрываются все старые категории. Это явление мы наблюдаем в современной для нас культуре постмодерна, когда утрата ценностей и целей модерна воспринимается не как ущерб, а как прогресс и приобретение. Сегодня пародируется любое судьбоносное событие модерна, будь то война или революция, высмеиваются наука и экономика — ещё недавно престижные занятия, олицетворяющие суть Нового времени. При этом всплывают архаические образы магов и героев античности; в масс-медиа популярны, как никогда, исторические анекдоты и мифы, сформировавшиеся вокруг аристократии, политиков и гениев Возрождения. Так, например, сейчас на телевидении с успехом идут сразу два дорогостоящих сериала о жизни рода Борджиа, период пребывания которого в Ватикане не обошли вниманием и создатели компьютерной игры «Assassin».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *